8 926 648-85-22
Юридическая помощь для пострадавших и их родственников
RU | EN
1 Октября 2019

Мать рядового, совершившего суицид в воронежской части, пожаловалась в ЕСПЧ на военных психологов

Жительница Москвы Ирина Галченкова направила жалобу в Европейский суд по правам человека на бездействие военных психологов и командиров, которое, по ее мнению, привело к самоубийству 20-летнего сына.

Она полагает, что российские власти нарушили ст. 2 (право на жизнь), ст. 3 (запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения) и ст. 13 (право на эффективные средства правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Интересы Галченковой в ЕСПЧ представляет адвокат Дмитрий Герасимов, сотрудничающий с «Зоной права».

В апреле 2017 года Игоря Галченкова призвали в армию и отправили служить в войсковую часть № 91727, дислоцированную в городе Богучар Воронежской области.

В октябре 20-летнего парня в составе сводного подразделения привезли на военный полигон «Погоново» в том же регионе. По имеющейся информации, сослуживец Игоря отказался отдавать обратно его мобильный телефон (айфон) и заявил, что вернет его тогда, когда перестанет в нем нуждаться.

3 ноября 2017 года Галченков покончил с собой. Уголовное дело возбудили по статье «Доведение до самоубийства», но затем прекратили его.

С помощью правозащитников Ирина Галченкова, мама погибшего, обратилась в СК с заявлением о преступлении в отношении военных психологов и командиров по статье «Халатность» (ч. 2 ст. 293 УК РФ).

В заключении психолога сборов молодого пополнения (от 8 мая 2017 года) указывалось на интровертированность, выраженную социальную дезадаптацию Галченкова. Был сделан категоричный вывод: не рекомендован к несению службы с оружием. При этом Галченкова был допущен к военной службе с оружием, а углубленного психологического обследования рядового не проводилось.

Кроме того, комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, проведенная после гибели Галченкова, установила: конфликт с сослуживцем по поводу телефона вызвал у Галченкова «состояние выраженной фрустрации с последующей деструктивной формой реагирования в виде импульсного ухода из части и возможного совершения аффективного суицида».

Правозащитники считают, что усматривается прямая причинно-следственная связь между бездействием офицеров и смертью военнослужащего.