8 926 648-85-22
Юридическая помощь для пострадавших и их родственников
RU | EN
16 ноября 2020

Почему в российских тюрьмах «нет» коронавируса? Исследование "Зоны права"

По официальным данным ФСИН, коронавирусом заразились всего 1600 заключенных. Говорить же о статистических данных по регионам не приходится. 

«Зона права» еще в мае начала исследовать эту проблему, ссылаясь не только на официальные данные, но и социальные сети, информацию от родственников заключенных и сведения от Общественных наблюдательных комиссий.

Мы собрали данные не только о заражениях заключенных, но и сотрудников ФСИН. Мы насчитали 102 исправительных учреждения в 43 регионах, из которых поступала информация о коронавирусе. По нашим данным, из-за пандемии скончались 14 заключенных и четверо сотрудников. ФСИН это отрицает и заявляет лишь об одном умершем зэке.

Если говорить о сотрудниках исправительных учреждений, то в большинстве случаев ФСИН, даже если и признавала факт заражения, подчеркивала, что он не контактировал с заключенными и никого не заразил. При этом во многих регионах — например, в Свердловской области, Москве, Петербурге, Красноярском крае — заметно, что заболевание передавалось от сотрудников заключенным и наоборот.

— С конца лета или начала осени ФСИН перестала сообщать о новых случаях заражения заключенных и сотрудников в учреждениях, как делала до этого периода. Но с периодичностью раз в 3-4 месяца кто-то из официальных лиц ФСИН сообщает общую статистику, — говорит автор исследования, юрист «Зоны права» Данил Нургалеев.

По его словам, ФСИН старается ничего не говорить о заражении сотрудников: «С сентября нам стало известно о восьми потенциальных случаях заражения сотрудников. ФСИН официально подтвердила только два. По остальным случаям пресс-релизов нет».

Несмотря на непризнание факта массового заражения заключенных, с начала осени ФСИН снова начала закрывать свои учреждения на карантин: в них ограничили прием посылок, свидания и массовые мероприятия. Несмотря на это, во многих учреждениях вспышки начались повторно — например, в Свердловской области.

Причина закрытости системы во время пандемии нам понятна. Публичная информация о коронавирусе в колониях не нужна никому: ни заключенным (которых лишат передачек и свиданий с родными), ни сотрудникам (которых закроют на двухнедельный карантин без права покидать рабочее место), ни тем более тюремным чиновникам (которым придется отчитываться о ситуации).

«Медиазона» на основе исследования «Зоны права» рассказывает, как заключенные развезли коронавирус по российским колониями, где произошла самая масштабная вспышка эпидемии и почему этих данных по-прежнему недостаточно.